Мастона Эргашева: «Для новых целей нужно время!»

М. Эргашева выделяется среди женщин-исполнительниц шашмакомов особой манерой пения, обладает характерным бархатным голосом. Она внесла в макомное исполнение новую струю и стала исполнять сольные варианты вокальных разделов Шашмакома.

Другой отличительной чертой творчества М. Эргашевой является то, что она, по существу, является единственной исполнительницей Шашмакома из числа женщин, которая при его исполнении сама очень по-мастерски аккомпанирует себе на рубабе и на таре. Этим она открыла новые возможности в исполнительской культуре и традиции женского пения.

В то же время, она создала группу девушек – дутаристок, которая функционировала шесть лет. Мастона Эргашева за короткое время стала известной певицей, ее слушали за пределами республики.

После 25 лет вокальной деятельности, Мастона Эргашева была приглашена покойным Талабхуджо Сатторовым в таджикскую консерваторию на должность педагога по традиционному пению, где работает и по сей день. Является ИО профессора кафедры. Амаль Ханум Гаджиева побеседовала с легендарной исполнительницей Шашмакома накануне её юбилея.

Мастона Эргашева: «Для новых целей нужно время!»

– Во-первых, поздравляю Народную артистку РТ и мою любимую певицу Мастону Эргашову с юбилеем, и желаю вам в здравом уме и в физическом здоровье дожить до ста лет! Семьдесят лет… Как, по-вашему, это много или мало? Я имею ввиду для реализации ваших намеченных целей?

– Для реализации былых целей достаточно, но появляются новые цели, для которых тоже нужно время.

– Вам удалось выполнить все свои жизненные планы?

– Думаю, да. И как певица, и как женщина, и как жена, и как мама и бабушка, я достигла всех своих намеченных целей.

– Быть певицей была ваша детская мечта или случай привел вас на сцену?

– С детства – с пяти лет я пела, а в десять лет я уже играла на рубабе.

– Откуда у девочки из дальнего района любовь к музыке? У вас что, кто-то пел в семье? Она была музыкальной?

Мастона Эргашева: «Для новых целей нужно время!»
Фото из архива М. Эргашевой.

– Если вы помните, раньше на столбах были установлены огромное громкоговорители, по которым транслировались отечественные радиопередачи. Я всегда слушала все песни, льющиеся оттуда. Там были и таджикские, и узбекские песни. В семье у меня никто не пел.

– Кого же вы считаете своим гуру или крестной матерью на пути к искусству? У кого вы учились вокалу?

– У Народной артистки Таджикистана Шоисты Муллоджановой, она была моим педагогом по вокалу в институте.

– Откуда любовь к шашмакому?

– Мои родители очень любили шашмаком и всегда слушали эту музыку.

– У вас был прекрасный ансамбль девушек – дутаристок, который с большим успехом выступал более пяти лет. Почему он распался?

– Всё произошло из-за случайного и неприятного казуса… Дело в том, что из института искусств был приглашен специалист по игре на дутаре, и потихоньку он стал приглашать в ансамбль и своих студенток из института искусств. На одном из концертов ведущий объявил нас как ансамбль института искусств, а не Гостелерадио. Тогда разъярённый председатель Гостелерадио Каландаров Гоиб Назарович расформировал наш ансамбль. 

– Мастона хонум, вы ещё пишете музыку. Хочу вас ещё раз поблагодарить за прекрасную музыку, написанную вами к стихотворению великой Гулрухсор «Зани танхо» (Одинокая женщина), посвященное мне. И спасибо за ваше душевное исполнение песни, люди не могут слушать вас без слез… Плачут даже мужчины! Какую музыку в основном пишете? Чьи стихи и музыка вас вдохновляют

– Пишу традиционную таджикскую музыку. Я люблю Гулрухсор, Фарзону, появились молодые таланты – Зарафшони Хуросон, Адиба Хабибова, Абдуджаббор Суруш, Шараф Пайдовар Умарзода и т. д., из узбекских Хамид Олимджон и Зульфия – супруги, оба они детдомовцы. Любимые композиторы Зиёдулло Шахиди, Дамир Дустмухаммедов, Талабхуджо Сатторов, Амирбек Мусоев, Кудратулло Яхьязода. Из мировых люблю Шопена, Чайковского, Моцарта.

– Много ли было препятствий на вашем творческом пути? Были ли завистники? Как вы со всем этим справлялись?

– Я знала только своих друзей, а кто мой враг или завистник, я не знала никогда, ибо у меня со всеми всегда были  хорошие отношения.

– Вы, наверное, много гастролировали. В каких странах были? И какая из них больше всех понравилась вам?

– Я была во многих странах: Польша, Югославия, Франция, Бельгия, США, их очень много. Мне понравилось в Гонконге, очень высокая культура, не видно в зале телевизионщиков, снующих по залу. На концерте во Франции в зале сидел Ага Хан со своей женой, вдруг наши взгляды встретились, и он мне жестом показал «Браво», это была такая честь для меня!

– Что вы думаете о сегодняшнем состоянии музыкального искусства Таджикистана? О молодых исполнителях? Что нужно сделать, чтобы таджикская музыка гремела на весь мир?

– Раньше, в советское время был художественный совет из знаменитых композиторов, поэтов, певцов. Проверяли каждый номер, все пропускали через сито. А сейчас, техника, компьютер, полная свобода. Если исполнитель не может взять высокую ноту, это за него делает компьютер. Многие молодые не могут сами написать песню, очень часто воруют музыку других народов, никто их не проверяет и все проходит в эфир. Увы, сейчас все решают деньги. Действительно, настоящие таланты, не имеющие денег, не могут пробиться в эфир… Отсюда все беды… Убрать коррупцию, не пускать певцов в эфир без проверки художественных советов, которые нужно возобновить. Потом, посмотрите, какие бессмысленные стихи пошли, а ведь у нас таджиков такая богатая литература, такие великие стихи!

– Ни для кого не секрет, что современная молодежь больше слушает зарубежную музыку, нежели свою, таджикскую. Как вернуть им интерес к родной музыке?

– Сложный вопрос, хотя казалось бы нет ничего проще произнести слова типа «улучшить качество таджикской музыки, поднять её на нужный уровень». Но как это реализовать на деле? Ведь по щелчку музыкальные творения не создаются. Необходимо привить вкус к настоящей поэзии у молодежи, а как это сделать, если нынешние тинейджеры читают только в интернете, слушают низкопробную музыку.

Мастона Эргашева: «Для новых целей нужно время!»
Мастона Эргашева со своим сыном Отабеком и дочерью Максадхон. Фото из архива М.Эргашевой.

– Что такое для вас любовь? Вы вышли замуж по любви? Расскажите, как вы познакомились с будущим мужем? Он не был против вашей работы на сцене? Не ревновал вас? Сколько у вас детей и чем они занимаются?

– Самое святое и чистое чувство. Моя душа всегда полна любви. Люблю Родину, любила ныне покойного мужа, люблю детей, внуков, друзей. Человек не может жить без этого чувства. Мы познакомились с мужем во время гастролей театра Лахути в Исфару и Ашт, под руководством Народной артистки СССР Тухфы Фозиловой. В первой части был спектакль, а во второй части пела я. Был 1973 год. Там познакомились с дойристом  Камолиддином Иекромовым из Исфары и сразу влюбились друг в друга. У меня двое детей – дочь и сын, восемь внуков и четыре правнуков.

– Что бы вы пожелали нашим читателям?

– Главное, здоровья, счастья, любви, а молодежи любви к чтению, и мирного неба над головой.

– Спасибо за беседу.

Оцените статью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.